Главная > Разное > Теория катастроф и ее приложения
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

16. БИОЛОГИЯ И ЭКОЛОГИЯ

Для Тома исходной мотивировкой для изучения катастроф (в широком смысле) был поиск рамок теории, сводящей воедино накопленное в биологии огромное количество данных наблюдений. Есть какая-то ирония в том, что в действительности лишь немногие из существующих данных могут быть использованы при проверке возникающих теорий, поскольку предсказываемые ими явления для своего экспериментального подтверждения требуют новых данных. Теории Тома широки и философичны, они определяют стиль моделирования, но не его детали. Наилучшей попыткой осуществить программу Тома на практике является статья Зимана [157], в которой выдвинута интерпретация образования биохимической границы на основе катастрофы сборки, и эта интерпретация применена к гаструляции и образованию сомитов у амфибий, а также к кульминации плазмодия миксомицетов. Зиман отметил также, что подобные границы могут образовываться между видами в экологии.

Наша цель здесь еще скромнее. Она состоит в обсуждении возможных теоретико-катастрофических механизмов, ответственных за образование границ, преимущественно на примерах из экологии, где имеются соответствующие данные (хотя и не в изобилии) и где эффекты, вероятно, проще, а также в объяснении того, как наши заключения распространяются на биохимические границы. Мы начинаем с „экономической" модели, которая может объяснить, почему пчелы встречаются либо как виды, для которых характерен одиночный образ жизни, либо как общественные насекомые, образующие очень большие группы. В чем причина такого заметного разрыва? Изучая этот вопрос с помощью относительно простой, но достаточно реалистичной модели, мы приходим к новому классу катастроф — катастрофам с ограничениями, применимым к областям, имеющим границы. Те же методы, которыми были получены первоначальные семь катастроф Тома, пригодны и здесь, хотя список получается более обширным. Мы связываем эти идеи с принадлежащей Зиману теорией границ

и обсуждаем имеющиеся числовые данные и те эксперименты, которые можно было бы провести. В заключение мы переходим к эмбриологии. Зиманова модель гаструляции и образования сомитов требует большего знания основ эмбриологии, чем можно было бы включить в нашу книгу, и, во всяком случае, она очень ясно изложена в его статье. Читателю, который заинтересуется биологическими подробностями, следует обратиться к ней, вооружившись сведениями, содержащимися в настоящей главе.

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление